НСБ «Хранитель» Национальная безопасность Охранная деятельность Видеожурнал "ХРАНИТЕЛЬ"
 
 
 
 

27 декабря, 2006 | Редакция «Хранитель»

Леонид Филатов: Мир движется тихонечко... (13891)

Прежде чем отправиться к нему, я специально обошел книжные развалы в разных районах Москвы. «Нет, его издания у нас не залеживаются. Сразу же раскупают. Постоянно спрашивают», — такими были ответы продавцов. Когда он узнал об этом, то с грустной иронической улыбкой произнес: «Знаете, недавно директор одного из крупнейших книжных магазинов столицы сказала мне, что я на первом месте по какому-то там их рейтингу популярных изданий в разделе поэзии. Сначала я, было дело, обрадовался, хотя никогда и не ощущал завихрений в мозгу по поводу собственной значимости, а потом очень быстро разочаровался. Ведь третьим в этом списке был Мандельштам».

— Леонид Алексеевич, вы предполагаете, что это происходит оттого, что наше общество постепенно утрачивает культуру чтения?

— Отчасти да. Телевидение — наш общий враг. Хотя не торопитесь толковать это однозначно: вот, мол, Филатов обвинил телевидение. Нет! «Мысль изреченная есть ложь» — так было сказано. (Любая форма, претендующая на точность, грешит неточностью — это о моем определении телевидения.)

Сегодня все думают, как бы книжку вернуть в жизнь, как справиться с общим врагом — телевидением, появилась еще и новая проблема — Интернет. Впрочем, как бы мы ни тосковали по форме (будем ли мы листать бумажную страницу или читать с экрана) в век информатики — изменение неизбежно. Осталось бы содержание. Можно о чем-то сожалеть, грустить о теряющемся аромате типографской краски и хрусте, шелесте странички в новой желанной книге. Но в итоге придется приспособиться к наиболее удобной на данный момент форме потребления информации. А ее становится очень много. Печально, что за этим объемом молодые уже забывают Ахматову, Мандельштама, Шукшина. Еще каких-то лет 30-40 назад что угодно можно было отдать за до дыр перечитанные их произведения, которые брали на ночь, чтобы рано утром отдать другому читателю. А сегодня на развалах они лежат, пожалуйста, бери сколько хочешь. Но уже все меньше хотят. А думали-то: вот народ начитается! Даже из демонстративного пижонства сейчас перестали читать прекрасных авторов. Спрос, тиражи, мода сегодня доминируют на рынке изданий.

— Вы уже многие годы в числе наиболее интересных для читателей авторов. Разве это не справедливо?

— У мудрого Астафьева в пору его огромной   популярности  спросили: «А каково чувствовать себя гением?» На что он ответил: «Хорошо. Приятно. В обществе принимают, ценят. Бывает, что буквально паришь.   Купаешься в славе. Но приходишь домой. В кабинете на полках Гоголь, Толстой, Достоевский. И как-то, знаете, успокаиваешься...» Так что в этом смысле я спокоен. И вместе с тем мне становится не по себе, когда я выясняю, какие имена забыты. С чего уж нам, грешным, возноситься?

— С того, к примеру, что ваши постановки идут не только в России, СНГ, но и за рубежом. С того, что «Федота-стрельца» продолжают цитировать, а многие из выражений стали афоризмами. С того, что колкие эпиграммы смешат до слез, пьесы порой заставляют так глубоко переживать, что и слезу не грех уронить. С того, что ваши произведения включены в вузовские программы преподавания современной литературы.... Есть с чего.

— Да уж... Это, конечно, приятно, но не обязывает к гордости. Обязывает скорее к другому. Работать больше и качественнее.

— Эти страницы, что лежат, простите, подглядел, на вашем кухонном столе...

— Да, да, да, это мое новое произведение. Сюжет сказки «Золушка», но жестокая версия. Первая часть — ортодоксальная, в традиции Шарля  Перро, а вторая — о том, как оказавшаяся во дворце милая девушка резко меняется. Она прошла огонь, воду, а  медных труб — не сумела. Власть, деньги, роскошь сделали из нее отвратительную падаль, находящуюся в чужом  контексте. Финал должен быть мерно таким:

Мир движется тихонечко по фазе,

Ступеньки перепрыгивать нельзя.

Из тех же, кто из грязи, сразу в князи —

Плохие получаются князья!

 

Вообще к любой мечте необходимо долго готовится, что ли. А воплощение ждать не как сам факт, а как некое продолжение. Иначе — плохо дело. Идея превращения Золушки в принцессу  воспринимается как законченная. А что дальше? Счастье? Но разве счастье в этой мишуре, в тити-мити? Оно в гармонии, в ладу с самим собой, в любви. Только сказочный жанр мог определить счастье через материальное благополучие. В жизни так не бывает.

— Вы сами часто оказывались в ситуации, когда приходилось расплачиваться за счастье?

— Я живу в таких ситуациях. Все время везение требовало от меня какой-то оплаты. От этого никуда не уйти.

— Вы продолжаете много читать?

— Да.  У  меня   есть  любимцы, но они стоят: давно не перечитывал, можно сказать, долгие годы. В последнее время увлекся чтением  наших дам-детективисток. Не могу сказать, что я в восторге от качества их литературы, но меня привлекает их выдумка, интересные сюжетные находки, острота построения. У них это получается, по-моему, лучше, чем у мужчин. Дашкова, Малышева, ставшая уже своеобразным классиком Маринина — это творчество, заслуживающее внимания. Менее успешны пока работы Серовой, не усмотрел я ее. Большое внимание я уделяю чтению Акунина. Считаю, что это явление в современной литературе. Его будут читать наши потомки, впрочем, он и сегодня популярен.

Был такой писатель Булгарин, наипопулярнейший в XIX веке. Только ценители понимали, что в сравнении с тем же Пушкиным он просто способный беллетрист. Он имел такую славу, которую, как мы сегодня понимаем, не заслуживал. Поэтому, замечу, суд современников — это неблагодарный суд. И я тоже отношусь к спросу на того же «Федота» очень спокойно.

— Ну уж про это сочинение можно сказать, что оно — из прошлого века, да и из другого тысячелетия. Оно прошло фильтры времен?

— Да уж, конечно. Кстати, оно было написано как-то случайно. Ко мне пришел один из наших режиссеров и предложил подготовить текст для детской пластинки. Я достал сказки Афанасьева и попробовал переложить сюжеты на стихи. Подражал немного, как мог, жанру частушки. Детские воспоминания (с ужасно бессистемным чтением), любовь к сказке — все всплыло. Рождались диалоги, сюжетные элементы. Пришлось отказаться от идеи детской пластинки. Примерно через семь лет появилась законченная вещь. Большая форма с единым сюжетом, множеством героев, линий давалась как-то сложно. Нынешнюю популярность «Стрельца» я оцениваю как случайную, может быть, и неоправданную. Хотя работал над ним много. В «Любви к трем апельсинам» я явно недоработал, поэтому оно стало не таким известным.

— А как вы пишете? Как рождаются произведения?

— Не знаю. Нахаживаю, нагуливаю. Раньше был такой мучительный процесс построчного созидания за письменным столом. Но пришел к выводу, что события, сцены создаются вне стола. Последнее время хожу, как заключенный, наговариваю, сам себе начитываю, держу в голове текст, а потом, когда посчитаю, что это может занять место на бумаге, то и записываю. Иногда выдерживаю  паузу до пяти дней.

Поэтому-то записи, которые вы видите на моем столе, почти без помарок. Пишу только рукой. Не могу подружиться с компьютером. Литературе я сейчас отдаю все время. Это и часть моего заработка. В общем-то, в наше время можно жить литературным трудом, хоть многие и жалуются на то, что их забыли. Хотя бывает, что и не везет кому-то. Кстати, я не бегаю за издателями. Они сами обращаются. Давно я сотрудничаю с екатеринбургским издательством «Фактория» и с московским «Эксмо-пресс». Там работают настоящие профессионалы, ценят литературу, разбираются в современном процессе. Сейчас там готовится к изданию новая книга. В ней будут вариации на темы известных бродящих сюжетов (я, кстати, согласен с мыслью о нескольких сотнях бродячих сюжетах, больше ничего не выдумать, можно совершенствовать только форму) и произведений «Декамерона» («Рассказы черного города»), «Пышки» (сентиментальный фарс о мерзавцах высшего света «Дилижанс») и «Голого короля» («Еще раз о голом короле»). В «Фактории» идут переговоры о выпуске тома избранных произведений.

— Леонид Алексеевич, вас полюбили и как телеведущего, и как актера, и как писателя. А вы сами кем себя считаете?

— Никем. Чем-то я должен был заниматься по судьбе. Но попадал все время рядом, но не в точку. Где-то я должен быть, но не здесь — такое ощущение часто испытываю до сих пор. Наверное, это как-то не по-христиански, что ли.

— Православие занимает большое место в вашей жизни?

— Я крестился в 33 года. Сильно захотел изменить что-то в своей жизни после смерти Владимира Высоцкого. Какое-то странное было чувство. Мой сын священник. Он ушел в церковь, бросив ВГИК. Я не был на его служении, но видел фотографии. Понимаете, он захотел все так вот, враз изменить. Сам пришел к вере. Теперь он в Подмосковье служит, каждый день ездит в церковь.

— Как он оценивает ваши литературные произведения?

— Неоднозначно. Что-то даже не дочитывает, говоря, что это явно не его литература. И не поспоришь ведь! Он прав. Для меня это особенно ценно. Как и все, что говорят мои любимые близкие. Семья в моей жизни, это, наверное, главное. Знаете, я ведь Филатов и по отцу, и по матери (они были однофамильцами).

— Наши читатели часто в письмах и звонках в редакцию спрашивают о вас. На многие их вопросы вы ответили. Что пожелаете им?

— Спасибо вашим читателям за внимание ко мне и моему творчеству. Желаю им стойкости и терпения. Сейчас трудные времена, но Россия будет жить достойно.

Беседу вел Владислав Иванов


Комментарии

Написать комментарий

Ваше имя:

Текст комментария
Подтвердите код, изображенный на рисунке

Наши партнеры

 
 
 
 

Полезные ссылки

Корпоративная безопасность

Аутсорсинг безопасности

  

Консалтинг безопасности 

Работа в СБ

Проверки на полиграфе

Работа телохранителя  

Проверка контрагентов

Юридический консалтинг

Возврат долгов

Судебная защита Сопровождение сделок
Судебные экспертизы Внесудебные экспертизы Реестр ЧОО НСБ Третейский суд
Системы безопасности Системы контроля доступа Видеонаблюдение Системы охранной сигнализации
Адвокаты Москвы Адвокат по гражданским делам Лучший адвокат Решение вопросов

 


Он коснется работы офисов, административных учреждений, торговых предприятий и других организаций, п ...
Кондратьев Алексей Владимирович.
Представитель в Совете Федерации от исполнительной власти Тамбов ...
Полиция проверяет несколько московских аптек, где свободно продают наркосодержащие препараты. Без ре ...
Сезон бахчевых ещё не начался , а палатки с арбузами уже стоят вдоль трасс!
Безопасная столи ...
Обеспечение безопасности в торгово-развлекательных центрах: проблемы и решения
https://youtu.be ...
Члены Общественных наблюдательных комиссий (ОНК) теперь смогут вести съёмку условий содержания заклю ...
Сборная Россия по футболу получила всенародное признание и любовь, уверен сенатор, экс-вице-президен ...
Уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова планирует попросить главу российского гос ...
Сегодня на приеме ряд обращений граждан был связан с жалобами на коррупцию в органах власти, или в п ...
Работа Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) будет регламентирована отдельным законом. В пр ...

Авторизация

Логин:   Пароль:    
   
  Забыли пароль? | Регистрация    
[x]
        Rambler's Top100